Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
"... Большего горя в нашем доме не было. Шестнадцатого августа мой муж пришел с работы с неживым, каким-то землисто-серым лицом. Я сразу поняла - случилось что-то страшное. А когда он объяснил, что услышал по "Маяку" о гибели Виктора Цоя, я просто не поверила, не могла поверить. И пыталась ему доказать, что это просто очередные дурацкие сплетни. Но когда на следующий день муж принес газету, открытую на странице с фотографией Виктора и статьей, не оставляющей ни малейшей надежды, мы стояли у окна, за которым серело мрачное небо без Солнца, и плакали. Мужские слезы - дефицит. За четырнадцать лет знакомства и десять с половиной лет супружества я впервые видела его слезы. Не одну-две скупые слезинки, а настоящие горькие слезы в два ручья. Про себя я и не говорю. За эти дни глаза покраснели и опухли - едва вижу окружающее. И не хочу, не хочу верить в то, что это дейсвительно произошло. Не могут, не должны умирать такие поэты, такие певцы. Не должны умирать - с высоты моих тридцати это хорошо видно - такие молодые люди. Два- дцать восемь - это не возраст для смерти. Это просто несправедливо. Не верится, что не будет новых песен, новых альбомов Виктора Цоя, новых ролей в кино. Не верится, что зашла "Звезда по имени Солнце". Как же можно жить без Солнца?! Все эти дни испытываю давящее чувство дикой несправедливости. Что будет с группой "Кино"? Новый лидер? Или группа вообще переста- нет существовать? Сразу вспоминается альбом "46" - рабочие студийные записи дуэта Цой- Каспарян. Именно этот, не самый лучший альбом услышала первым, "45" - значительно позже, благодаря ему узнала группу "Кино", приняла ее - может быть, у нас одна группа крови. И Виктор Цой совсем не напо- минал мне "остывающий метеорит", когда слушала альбомы "Начальник Камчатки", "Это не любовь" и "Ночь". Что-то нравится больше, что-то меньше, это естественно, но все альбомы "Кино" слушаю с огромным удовольствием. А последние дни - обливаясь слезами. Мне кажется, что Юрий Каспарян мог бы встать на место Виктора и попытаться спасти группу. У него хороший вокал, он прекрасный мело- дист. Конечно, могут возникнуть трудности с текствми... Но сумел же Дэвид Гилмор реанимировать "Пинк Флойд", когда, после ухода Роджера Уотерса, группа была на грани распада. И "Пинк Флойд" - на вершине успеха. Или разбежаться по другим группам - проще? Неужели "Кино" больше не будет?! Хочется все-таки на что-то надеяться... И хорошо бы альбомы "Группа Крови" и "Звезда по имени Солнце" были изданы на пластинках. Боже мой, как все-таки тяжело на сердце. Смерть Виктора Цоя - это и мое личное горе. Когда погибает звезда, ее свет еще долго льется на нашу землю. Что бы ни случилось, что бы ни произошло, Виктор Цой навсегда останется "Звездой по имени Солнце". Для меня, во всяком случае..."